«Рунология» Хельги (интервью)

«Рунология» Хельги (интервью)

Недавно мы с Еленой (Helga’s Ephemeris) в скайпе говорили на разные темы, в том числе о её музыке и последних релизах. Вот первый фрагмент нашего разговора, посвященный «Runology» — одноименный альбом (сборник) вышел в прошлом (2012) году.

Ti Sci Tang: Название твоего альбома расшифровывается как «наука о рунах»?

Елена Степанова: Runology исторически задумывалась как саундтрек к спектаклю. Я нередко так делаю: сочиняю не альбом, а сценическое действие. В процессе этого я не строю планов, будет такой спектакль поставлен или нет… кем он будет поставлен… вообще, будет ли это спектакль или концерт… потому что если я буду думать об этом, я вообще ничего не сочиню. И вот я написала семь треков — этого было достаточно для сюиты. Некоторые из этих треков были впоследствии выпущены на сборнике «Runology», который продается на Amazon и в iTunes Store. В этот сборник входит и сюита «Ephemeris».

T.S.T.: Если можно, поподробнее о сюжете Runology.

Е.С.: Сюжет — это гадание, медитация, познание окружающего мира и самого себя. В том числе через символы, изображения, визуальную информацию. Человек смотрит в зеркало, чтобы узнать, как он выглядит. Человек общается с другими людьми, чтобы в конечном итоге узнать, что он за человек. Но многое остается скрытым от него, и он начинает гадать — хотя бы на уровне того, чтобы высказывать предположения. В любом случае он считывает и интерпретирует символы. И пытается разобраться в этом калейдоскопе…

T.S.T.: Я обратил внимание, что ты любишь калейдоскопические эффекты.

Е.С.: Верно. Исходная видеосеквенция для трека Runology I — это постоянно изменяющаяся картина, мандала. Я называю её «руническая секвенция», но по сути это анимированная мандала. В ней много чего происходит, но всегда присутствует только два цвета, которые все время меняются. Некоторые люди мне говорили, что им трудно на это смотреть. А мне нравится наблюдать, как проявляются узоры… что-то прорастает по краям круга, а в центре тем временем — магический треугольник… Мне нравится следить за тем, как развивается жизнь в этой цифровой картине. Я вижу это и чувствую себя вполне комфортно. Кроме того, не предполагалось, что зритель должен все время, не отрываясь, на это смотреть. Идея заключалась в том, что на сцене эта графика должна смешиваться с живым видеорядом.

T.S.T.: Мне в голову пришла идея, что ты пытаешься показать, каким языком вселенная говорит с человеком. Причем она говорит много, а вот способен ли человек понять всё, что ему сообщают?

Е.С.: Она и в самом деле говорит много. А что касается способности понять… Мне кажется, человек может понять только то, к чему готов. Информацию, к которой он не готов, он просто отбрасывает. И это нормально — нельзя же перегружать свой мозг! Только особо любопытные идут дальше. Это не всегда безопасно.

T.S.T.: Какие инструменты ты использовала для сочинения и записи «рунологии»?

Е.С.: Свой обычный набор — аппаратные синтезаторы Roland JP-8000 и Korg Prophecy, терменвоксы. И, разумеется, программные синтезаторы и эффекты, в том числе те, что встроены в Logic Studio (Logic Pro 9 — мой основной секвенсер).

T.S.T.: У тебя несколько терменвоксов?

Е.С.: Терменвокс как таковой у меня сейчас только один — это инструмент работы Льва Королева. Он сильно отличается от моделей Роберта Муга. Moog Etherwave я использовала раньше. Также в моей коллекции есть два квазитерменвокса — оба основаны на оптическом принципе. Игра на них происходит бесконтактным способом — в этом сходство с классическим терменвоксом, но оно чисто визуальное. Один из этих инструментов — Alesis Air Synth, второй я купила у американца-радиолюбителя.

T.S.T.: Ты следишь за развитием музыкальных технологий?

Е.С.: Музыкальные технологии — это моя любимая тема. А также и мое профессиональное пристрастие. У меня в детстве была пластинка «Equinoxe» Жана Мишеля Жарра, и на ее обложке были перечислены синтезаторы, которые Жарр использовал: ARP 2600, Elka 707 и так далее. Я тогда понятия не имела, что это такое, и расспрашивала своего отца, как устроены синтезаторы. Мне было очень важно это знать, потому что я полагала, что только на этих инструментах можно сочинить такую прекрасную вещь, как «Equinoxe». И отец мне очень подробно и интересно рассказывал про осцилляторы, фильтры, огибающие и так далее…

T.S.T.: Жан Мишель Жарр как-то раз говорил на тему того, что современный музыкант, записывающий свою музыку в компьютер, невольно превращается в архивариуса: слишком много файлов, их нужно где-то хранить, их требуется каждый раз искать… Мол, раньше, до появления «цифры», работалось куда легче. Музыканта посещало вдохновение, он шел в студию и просто записывал треки.

Е.С.: К этому можно добавить высказывание одного английского журналиста, который выразился примерно так: «Изобретая компьютер, человек рассчитывал, что тот будет помнить за него кучу разных вещей. На деле получилось наоборот». Мне иной раз проще сочинить новый трек, чем искать по архивам старый, вовремя не доделанный.

(Продолжение интервью: Эфемериды Хельги)

Эта статья также доступна на другом языке: Английский, Шведский

Добавить комментарий